en
en

Ваша заявка принята

CTI (Communications. Technology. Innovations.) - системный интегратор, поставщик IT-решений и облачных услуг на территории
хорошо

Ошибка на сервере

Cервер не отвечает, попробуйте позже
хорошо

— 10 дек 2012

Российский рынок IT сегодня один из самых быстрорастущих и самых дорогих

В прямом эфире радио КП разбираемся, почему в Москве сегодня держать программистов — это дорогое удовольствие.

Зюзяев: 

  • Это программа «Бизнес и немного личного». В студии предприниматель, наш постоянный соведущий Дмитрий Потапенко, Александр Зюзяев — корреспондент газеты «Комсомольская правда». Наш гость — генеральный директор компании CTI Олег Щапов.

Щапов:

  • Добрый день.

Потапенко:

  • А чем занимаетесь? Лидер системной интеграции и производства программного обеспечения, специализирующийся в области IP-коммуникаций. Не понял ничего.

Зюзяев:

  • По моим ощущениям, вся электронная требуха, которая есть в крупных компаниях, увязанная друг с другом.

Потапенко:

  • IP-телефонией ты тоже можешь пользоваться. Чего же вы там делаете?

Щапов:

  • Название компании просто расшифровывается: CTI — коммуникации, технологии, инновации. Мы занимаемся коммуникациями. Стараемся делать максимально креативно. Начинали мы с IP-телефонии. Сегодня IP — это фактически среда, в которой голос, видео и Интернет. IP — это новый мир жизни. Наша компания появилась на заре новой IP-эры.

Потапенко:

  • Компаний было много, которые занимались IP-телефонией. Они во что-то превратились или все умерли?

Щапов:

  • Мы никогда не занимались операторством. Мы не предоставляли услуги для конечных пользователей. Мы помогали операторам внедрять новые технологические решения, новые бизнес-модели.

Потапенко:

  • IP-телефония соперничала в свое время со Скайпом. А сейчас как?

Щапов:

  • Есть традиционно несколько бизнес-моделей операторских. Есть бизнес модель для зарабатывания денег, когда извлекается прямая выгода от предоставления услуг. Есть бизнес-модель, особенно западная, это как Скайп. Бизнес на продажу. Фактически компания была сделана и продана за 8 млрд. долларов.

Зюзяев:

  • Хорошие деньги.

Потапенко:

  • Дальше компания, которая купила, присоединила это к своим иным бизнесам, связанным со сферой Интернета. И далее уже развивает как совместный сервис.

Щапов:

  • Купила компания «Майкрософт», сейчас они стараются это внедрить в свои продукты и пытаться на этом заработать.

Потапенко:

  • Есть ли еще место для таких операторов типа Скайпа?

Щапов:

  • Есть много бизнес-моделей, довольно популярных, набирающих обороты. Рынок IP несет за собой очень сильную фрагментацию бизнеса. Появляется много больших сетей, много мелких социальных сетей. Будет появляться наверняка еще много других сервисов. Мы привыкли платить операторам за то, что отправляем друг другу СМС. На телефон устанавливается программа, и каждый может с тобой обмениваться бесплатно сообщениями, имея доступ в Интернет.

Потапенко:

  • Осталось только, чтобы у нас покрытие Интернета было практически сплошь. Тогда все вырастает. А с Интернетом у нас полная беда. Местами есть, а местами нет.

Щапов:

  • Не соглашусь с вами. По количеству пользователей Интернета Россия является вторым рынком в Европе. После Германии.

Потапенко:

  • Если меня рассматривать как физическое, юридическое лицо, то я уж точно десять пользователей за раз. А когда я прилетаю в федеральные центры, тут-то возникает прелесть. Я выезжаю за МКАД, один офис находится в 500 м от МКАД, там с Интернетом сказать ничего — это мягкое слово. Там монопольно лежат два оператора. Цена за Интернет такая, что кряхтишь постоянно, когда оплачиваешь. Количество пользователей для меня — от лукавого.

Зюзяев:

  • Нас больше всех в Европе.

Потапенко:

  • Нас 142 миллиона. Поэтому у нас мобильных телефонов вроде как тоже много, но проникновение сотовой связи тоже не везде.

Щапов:

  • Тут вмешивается финансовый фактор. Страна огромная, расстояния огромные, вложения нужно сделать большие оператору в инфраструктуру. Операторы стараются удешевить, мы, как интеграторы, стараемся операторам предоставлять максимально эффективные решения.

Потапенко:

  • Основная наша проблема — у нас концентрация народонаселения в Москве, 15 миллионов проживают из 142.

Щапов:

  • Если взять глобальный мир по темпам роста, то мы после Китая вторые, если даже не первые.

Потапенко:

  • Это эффект низкой базы.

Щапов:

  • Это стандартная динамика. Мы много лет первые. И тенденция такая.

Потапенко:

  • Тенденция того, что у нас будет все больше народу подключаться к Интернету?

Щапов:

  • Да. Я думаю, что сегодня наш народ… Даже бизнес-клиенты очень тяжело на что-то новое идут. А простые люди — у них свои заботы. Когда в семье появляется ребенок, идет в школу, потом в институт, он заставляет, двигает: родители, давайте пользоваться.

Зюзяев:

  • Почему даже бизнес-клиенты плохо относятся?

Потапенко:

  • Я — бизнес-клиент. Любой прибабах, который есть, это полностью переделка инфраструктуры. Смена программного обеспечения, это смена всего фактически. Это снос напрочь.

Зюзяев:

  • Это дорогое удовольствие?

Потапенко:

  • Не просто дорогое. Это аморально дорогое удовольствие. Построение всей инфраструктуры заново. Я прилетел из небольшого города в Татарстане. Мы железо поменять не можем, потому что там канал связи такой, что никакой.

Щапов:

  • Башкирия — там количество проникновения абонентов IP-телевидения самое большое в стране. Основные пользователи этого сервиса — сельские жители. В некоторых населенных пунктах проникновение этой услуги достигает до 100 %.

Потапенко:

  • А как они туда каналы связи тянули?

Щапов:

  • Оптика. Технология позволяет.

Потапенко:

  • А деньги позволяют? Проникновение сталкивается с двумя вещами: инфраструктура этого крайне недешевая; фактически все, что ты до этого инвестировал и еще не отбил, надо менять.

Зюзяев:

  • Может, новая идея, технология отобьет все то, что было вложено?

Потапенко:

  • Ни черта подобного. IT — это всего лишь сопровождение. Оно не приносит само по себе денег для того, что не связано с IT.

Щапов:

  • Если взять бизнес. Когда компания в 2002 году основалась, фактически проникновение IP-телефонии было ничтожно мало в бизнес-секторе. Сегодня практически весь бизнес-сектор внедрил в себя новые технологии. Это дает бизнесу сокращение расходов на связь. Бизнес становится все более мобильным. Особенно небольшие бизнес-клиенты зачастую не имеют офиса постоянного. Они должны быть постоянно на связи, читать почту, звонить. Новые технологии это позволяют. Без этого просто невозможно было бы бизнес по-другому делать.

Потапенко:

  • Это правильно. Скайп удешевляет все.

Щапов:

  • И тут уже задача айтишников — доказать руководству, что это стоит вложений.

Потапенко:

  • Внедрение этих технологий — мифическая капитализация компании. Когда ты будешь продавать, ты это не продашь. Тот же SAP.

Щапов:

  • Весь мир на нем живет. Наша компания сейчас внедряет SAP.

Потапенко:

  • Это неприкрытая ложь. Весь мир не живет на SAP. Весь мир живет на халявном программном обеспечении. Это только крупные транснациональные корпорации живут на SAP.

Щапов:

  • Для среднего бизнеса SAP вряд ли нужен. Есть отличный российский продукт.

Потапенко:

  • Не существует их. Все эти продукты — помойка. Это ужас, ужас! 1С — у всех она своя, все ее дописывают, переписывают, взламывают. Потому что она не подходит. Она как база классная, а вот чтобы до конца была заточена под бизнес — таки нет. А каждая доработка стоит денег.

Щапов:

  • Мы всегда кичимся, что Россия очень специфичная страна. Да и каждая компания. И под таких специфичных клиентов, конечно, тяжело сделать.

Потапенко:

  • Тут основная проблема, что весь мир не живет на крупных вендорах. У нас яркий пример того же CNews. Что мне не нравится, что на форумах очень сильно изменились спикеры. Раньше мы относились к крупному ритейлу. Приезжали айтишники и они окучивали нас. Сейчас четкая тенденция. Приезжают вендоры, приезжают айтишники, которые сами с собой тусуются, приезжают госчиновники. Направление у всех вендоров разделилось ровно. Либо очень крупные компании, средний бизнес по боку. Либо госконтракты.

Зюзяев:

  • С другой стороны, есть ли у среднего бизнеса деньги для того, чтобы вводить эти вещи?

Потапенко:

  • Те деньги, которые вламывают айтишники, — нет. Но решения, которые сегодня продают вендоры в России, они аморально дороги. Есть решения, которые дешевые, пишутся небольшими компаниями.

Щапов:

  • У нас на рынке IT большая конкуренция. Выбор есть. Можешь внедрить в качестве IP-телефонии бесплатный Asterisk. Но мы знаем много примеров, когда клиенты внедряют все-таки платные решения. Все эти опенсорсные программы — нет гарантии. Когда бизнес становится большим, когда требования к непрерывности бизнеса, к качеству обслуживания повышаются, то люди задумываются, что нужны гарантии.

Потапенко:

  • В Москве зарегистрирована 31 тысяча предприятий розничной торговли. Сетевые — тысяча объектов. 30 тысяч предприятий розничной торговли. Рынок колоссальный. Никто не хочет заморачиваться с этими бабами Клавами. Рынок фактически не автоматизирован.

Щапов:

  • Люди записывают на листочках, в книжечках.

Потапенко:

  • У них стоит простой компьютер. Но нет решений для этих баб Клав.

Щапов:

  • А оно им нужно?

Потапенко:

  • Нужно прежде всего владельцу компании. Но как только он заходит в любой IT-офис, его тут же поднимают на 150 тысяч как минимум. Считая, что это норма. 150 тысяч — это минимальное решение для одного фронта.

Щапов:

  • Наверное, все двигалось бы быстрее, в том числе и в этот сегмент среднего и мелкого бизнеса. Но сегодня большой дефицит кадров разработчиков, инженеров. Это глобальная проблема.

Потапенко:

  • У вас есть продукт для динамической автоматизации произнесения фраз. Это типа того, что мы слышим в аэропортах, на железнодорожных вокзалах, когда женским голосом произносится текст. Это та приблуда?

Щапов:

  • Такие продукты сейчас очень популярны. Это распознавание речи, когда подается в систему текст, она сама произносит. И обратный, когда человек говорит, и распознают, что же он говорит.

Потапенко:

  • Это для колл-центров.

Щапов:

  • Для повышения автоинформирования, при обработке вызовов, для автоинформаторов.

Потапенко:

  • Мои друзья недавно нанимали специалиста по 1С. Говорят, он еще ничего не умеет, а 80 тысяч ему в зубы дай. А это 2 тысячи евро.

Зюзяев:

  • А среди качественных профессионалов какой уровень зарплат?

Щапов:

  • Это завышенные запросы. Но уровень где-то так. Тенденция, что ставки растут. Каждый год они даже опережают общую тенденцию на рынке. И это даже не спасает. Очень виден отток кадров из России.

Потапенко:

  • Может, вообще пора лавочку размещать в Индии?

Щапов:

  • Там и без нас хорошо.

Потапенко:

  • Может, на аутсорс имеет смысл задвинуть программное обеспечение?

Щапов:

  • Мы разрабатываем специфические продукты, которые дополняют функциональность больших решений. В Индии — поточное производство. Нам это невыгодно. Себестоимость будет выше. У нас команда разработчиков состоит до 10 человек максимум. При таких объемах смысла нет. Мы активно работаем с командами из Белоруссии, Украины, из российских регионов. Это эффективно. В Москве сегодня держать программистов — это дорогое удовольствие.

Потапенко:

  • Которое не окупается. Россия для вендоров является не сильно приоритетным рынком?

Щапов:

  • С точки зрения объемов, наверное, да. Но с точки зрения динамики все вендоры отмечают, что Россия растет одними из самых лучших темпов в мире.

Потапенко: 

  • А с точки зрения объемов какие рынки для вендоров самые интересные?

Щапов:

  • В Китае просто копируют и воруют.

Потапенко:

  • Вендорам туда тяжело идти. Их копируют за пять минут.

Щапов:

  • Россия в этом смысле привлекательней.

Зюзяев:

  • Если ты туда пришел, значит, ты подставился.

Щапов:

  • Воруем мы потребительские продукты. А корпоративный сегмент тяжело своровать. Нужна поддержка, все совершенствуется. Тут бесплатным воровством вряд ли обойдешься.

Потапенко:

  • И корпоративный сектор не очень большой, по сравнению с другими странами. По динамике IT у нас эффект низкой базы. У нас практически все не было автоматизировано.

Щапов:

  • Да. С точки зрения выручки на единицу проживающих пока… С точки зрения объемов рынок очень привлекательный, хорошим потенциалом. Вы говорите, что люди не любят тратить. В России тратят 2 % от валового продукта, в Штатах — 5 % почти.

Потапенко:

  • Но в Штатах не тратят такое количество на ЖКХ. Если из зарплаты штатника вынимать 60 % на ЖКХ и все остальное, я посмотрел бы, сколько он на IT тратил.

Щапов:

  • Глядишь, ЖКХ внедрил бы нормальный информационный процесс и понимал, что происходит. Где есть конкуренция, там есть потребность в IT.

Зюзяев:

  • В ЖКХ конкуренции нет.

Потапенко:

  • Конкуренция осталась только в частном бизнесе. А частного бизнеса практически не осталось. Вы что, в управе или мэрии видели средства автоматизации?

Щапов:

  • Есть такое. В Татарстане госуслуги активно внедряют. Польза идет. Даже с телевизора уже можно пользоваться муниципальными услугами. Движение есть.

Зюзяев:

  • По телевизору — это как?

Щапов:

  • Когда ты можешь запустить какие-то приложения на самом телевизоре и с помощью пульта потреблять сервис. Мы делаем для московской мэрии проект, чтобы можно было заплатить штраф прямо с телевизора. Таких сервисов предполагается несколько десятков.

Зюзяев:

  • Может, телевизор не включать?

Потапенко:

  • У меня первая мысль была точно такая же. Потому что мэрия внедряет в телевизор, что можно заплатить штраф. Надо вырубить ящик. А то и тарифы ЖКХ тоже будут сниматься по телевизору.

Щапов:

  • Востребованность мы видим.

Зюзяев:

  • Затея отличная.

Потапенко:

  • Реализация смущает. Когда с меня штрафы снимают, меня напрягает.

Щапов:

  • Зато не надо никуда ходить.

Потапенко:

  • Ваши разработки для колл-центров — расскажите о их задачах.

Щапов:

  • Задача — минимизировать время на обработку одного вызова. Нужно сделать максимально удобным рабочее место оператора. Чтобы в одном окне в зависимости от сценария разговора он мог быстро вводить данные, сообщать клиенту информацию. Каждый клиент хочет свою специфику. Потребность доработки. И для очень многих розничных банков мы дописываем сервис.

Потапенко:

  • А вот система записи телефонных разговоров?

Щапов:

  • Сейчас очень востребованная вещь — наши клиенты бьются за качество оказываемых услуг. Надо анализировать, как строился разговор. Колл-центр принимает сотни тысяч вызовов, это миллионы минут. Надо из них найти там, где недорабатывал агент. Система позволяет проанализировать, где была повышена тональность. Сразу давать контролеру, чтобы он обратил на это внимание, проанализировал и сделал выводы. Без IP это было бы просто невозможно. Раньше такие технологии были просто недоступны.

Потапенко:

  • Даже небольшие компании пользуются IP-номерами. У него самого мобильный телефон, он арендует прямой почти офисный, даже с личным приветствием.

Щапов:

  • Личное приветствие. Даже контакт-центр. Причем операторы могут сидеть где угодно. Но при этом можно контролировать.

Потапенко:

  • При этом маленький бизнес может создать видимость, что он очень большой.

Щапов:

  • При этом есть удобные порталы, когда ты можешь наблюдать за своими расходами на связь. Рынок конкурентен, есть много предложений. Очень популярно направление «сервис из облака» — телефония, контакт-центры, программы, учетные системы. Чем больше поставщиков, тем больше будет это доступно, удобно.

Потапенко:

  • Из «облака» можно пользоваться программами. Но всегда возникает одна проблема — Интернет. Где же его взять в той точке? Возрастает трафик. И вот тут начинается…

Щапов:

  • Мы ждем, когда к 2015 году вся Россия будет покрыта широкополосным беспроводным доступом. Хотя у нас в офисе плохо берет мобильная связь, мы пытаемся ставить базовую станцию в офисе, за счет этого может быть дешевле. Мы третий месяц пытаемся у одного оператора получить.

Потапенко:

  • Желаю удачи. За IT великое будущее. Но нет ни одного решения, которое бы помогло автоматизировать сеть палаток за разумные деньги.

Зюзяев:

  • Все кончится тем, что палатки умрут.

Потапенко:

  • Их и так сносят. Все-таки основные расходы на что — на сотрудников или на технологии идут?

Щапов:

  • На сотрудников — самая большая статья расходов. Оплата труда и обучение.

Потапенко:

  • Текучка большая?

Щапов:

  • Текучка нормальная. Даже некоторые сотрудники, которые уходили, возвращаются. Но виден тренд, что очень грамотные сотрудники уезжают из России. А с этим бороться тяжело.

Потапенко:

  • Зачастую они уезжают не за зарплатой. Зарплата бывает здесь больше, а там…

Щапов:

  • Именно так. Зарплата вполне сопоставимая. У нас уже целая диаспора в лондонских окрестностях. Стоимость жизни там дороже, но качество жизни там другое. Люди остаются с уважением к компании, хотят даже удаленно на нее работать, но жить предпочитают в другом месте.

Потапенко:

  • Люди уезжают за качеством жизни, за безопасностью и спокойствием.

Щапов:

  • Да. Особенно молодежь, которая еще не обременена семьей, нет жилья. Они задумываются, стоит ли инвестировать здесь.

Зюзяев:

  • Каковы перспективы этого рынка?

Щапов:

  • Думаю, что для сегмента среднего и мелкого бизнеса «сервис из облаков» будет очень востребованным. Это оптимально по цене, ты можешь выбрать правильно провайдера. Быстро внедрить. И за этим будущее.

Потапенко:

  • Главное, чтобы появились каналы связи. Тогда все разовьется. Потому что сервис можно сделать уже сегодня. Удаленные сервера — это легко.

Зюзяев:

  • Будем прощаться с нашим гостем. Оставайтесь с нами!

Прослушать запись.